Литературная курилка

Бесплатная библиотека онлайн


 

Поиск по сайту



ремонт в г н
банки метро новые черемушки
банк 2 т
 
 

Студенческие работы

 
 

Специальное меню

 
 

Евпатория сегодня

Новости и события Евпатории

добавить на Яндекс
Жорж Валенсен. Кошерный секс: евреи и секс
Оглавление
Жорж Валенсен. Кошерный секс: евреи и секс
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Все страницы

АНОНС

Книга профессора Алжирского университета Жоржа Валенсена, одного из пионеров сексологических исследований в Европе, знакомит читателя с огромным количеством малоизвестных материалов по истории брачно-семейных обычаев и сексуального поведения еврейского народа. Тщательно отобраны, сгруппированы и проанализированы сотни фрагментов исторических сочинений и этнографических зарисовок, литературные свидетельства, от Талмуда до современной масс-культуры, данные научных трудов и личные клинические наблюдения автора. Ярко и убедительно раскрыты истоки так называемого «сексуального антисемизма».

ГЛАВА 1

БРАК У ЕВРЕЕВ ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

ЧИСТОТА ДО БРАКА

В далеком прошлом евреи — как юноши, так и девушки — приходили к браку непорочными. Отцы следили за тем, чтобы их сыновья посещали главным образом синагогу, а дочерей старались держать на почтительном расстоянии от мужчин. Уже в I в. н.э. историк Филон Александрийский писал, что еврейские юноши вступают в брак девственниками1; до женитьбы они не только не имеют дела с проститутками, но им еще и внушают уважение к еврейским девушкам. В 1931 г. еврейский писатель Шолом Аш описал в романе «Ван дер Ватерн» юного Соломона, оттолкнувшего свою родственницу, которая вешалась ему на шею. Герой сурово отчитывает ее: «Рахиль, ты же должна выйти замуж». В романе «Солдат-еврей» Аш напоминает своему герою-солдату, что девушки, которых тот встречает в семьях, дающих ему кров, должны быть для него святыней, ибо «это еврейские девушки». Соблазнение такой девушки в священном писании приравнивалось к изнасилованию и так же сурово наказывалось: отец изнасилованной девушки получал компенсацию не меньшую, чем если бы его обокрали; кроме того, виновного, особенно если у него уже была дурная репутация, били плетьми и подвергали другим унижениям2. Если же он не мог уплатить отцу достаточно большую компенсацию, то должен был жениться на обесчещенной им девушке и лишался возможности когда-либо с ней развестись: это была еще одна мера наказания. Если девушка была изнасилована или обольщена несколькими юношами сразу, она сама имела право выбрать среди них супруга3. Но все эти вынужденные браки не одобрялись раввинами.

До самого недавнего времени девушек в еврейских семьях тщательно скрывали от глаз мужчин; их держали во внутренних комнатах, тогда как замужние женщины имели доступ в прихожую и во двор. Поучительным примером служили дочери одного багдадского раввина, жившего в XII в.: они помогали отцу проводить занятия, но при этом одна говорила из окошка под потолком, другая — из-за занавески, чтобы ученики не могли их увидеть; даже их голоса могли взволновать молодых людей. Девушки, особенно в набожных семьях, выходили из дому только по большим праздникам и непременно в сопровождении кого-то из взрослых членов семьи. Чтобы меньше привлекать внимание, они зимой и летом одевались в черное с головы до пят, а лицо прятали под покрывалом, придерживая его правой рукой (древнееврейские врачи утверждали, что от этого у них сильнее развивалась правая грудь)4. Только в XVIII в. в Европе еврейские девушки начали выходить на улицу с открытыми лицами.

Если юная еврейка все же оказывалась обольщенной, что было исключительным случаем, она жила в постоянном страхе перед разоблачением. На Востоке в такой ситуации девушка, боясь, что муж узнает ее тайну, принимала ислам, чтобы выйти замуж за мусульманина5, — так же, как в наши дни юные израильтянки, потерявшие невинность до брака, предпочитают супруга-христианина, надеясь, что для него девственность не играет столь важной роли. Еще совсем недавно в Ираке брат — хранитель чести еврейской семьи — мог убить незамужнюю беременную сестру6.

В наше время условия жизни евреев — даже в набожных семьях — сильно изменились. Почти везде мальчики и девочки вместе растут и созревают, что было бы немыслимо прежде. Лишь на Востоке еще существует раздельное обучение; в других местах даже в религиозных учебных заведениях мальчики и девочки учатся совместно; практически одинаковая и довольно смелая одежда, снятие многих религиозных запретов, свобода нравов уменьшили дистанцию между юношами и девушками. Отец-патриарх и властная мать ныне не более чем картинки из далекого прошлого.

Если девушка из еврейской семьи, жившей в Америке, после появления на фармацевтическом рынке контрацептивов изъявляла желание принимать таблетки, родители бурно негодовали и тут же тащили ее к психоаналитику, чтобы тот «вылечил» ее от «передовых взглядов». Теперь же сексуальная революция сделала свое дело. Еврейские матери наблюдают и поощряют романы своих дочерей, а порой даже оттягивают брак, чтобы связи длились подольше7. В США многочисленные книги, газетные статьи, фильмы отразили новые нравы дочерей Израиля. Писательница Гейл Парент обрисовала их жизнь в американских университетах: девушки ведут себя очень независимо, причем их сексуальные партнеры, как правило, тоже евреи8. Это является некоторым утешением для матерей; одна из них, как пишет газета «Трибюн Жюив», обронила со вздохом: «Слава Богу, он хоть еврей»9. Большинство таких студенток, свободно распоряжающихся своим телом, после нескольких романов находят супруга-единоверца, обладающего достаточно широкими взглядами, чтобы не упрекать жену за богатое любовное прошлое.

БРАЧНЫЙ ВОЗРАСТ

В былые времена евреи вступали в брак очень рано; это объяснялось тем, что в юном, почти подростковом возрасте еще не возникает искушения самим выбирать супругов. Кроме того, девушка, едва выросшая из детских платьиц, проявляла больше покорности, входя в семью супруга. Юноше предписывалось жениться не позднее 18 лет; если в 20 он еще не был женат, то давление его семьи становилось невыносимым. В виде исключения молодому человеку, особенно прилежному в изучении Священного Писания, не рекомендовали жениться, дабы не отвлекаться от занятий, но при этом делалась оговорка: его «дурные инстинкты не должны проявляться слишком сильно»10. На Востоке вплоть до конца XIX в. еврейских девочек выдавали замуж в 12–13 лет, иногда даже в 11. В Ираке до 1948 г., когда на этот обычай был наложен запрет, замуж выдавали 8-летних девочек. В Курдистане девочка должна была стать супругой, как только у нее начинались менструации11. В алжирских семьях 16-летних девушек считали перезревшими и буквально осаждали уговорами выйти замуж; когда на стол подавалась курица, девушке непременно давали крылышко — «чтобы поскорее улетела к супругу»12. Евреи, изгнанные в 1492 г. из Испании, боясь, что их род угаснет, рано женили своих детей13. Ныне евреи вступают в брак примерно в том же возрасте, что и представители других народов, среди которых они живут. В США в 60-х гг. евреи женились даже позже, чем остальные американцы14.

ВЫБОР СУПРУГОВ

В прошлом родители указывали своим детям, с кем те должны вступать в брак; дети обязаны были повиноваться: родительское слово в данном случае было словом Божьим. Через 40 дней после рождения ребенка глас Божий возвещал родителям имя будущего супруга или супруги15. В наши дни семья больше не указывает детям, но навязывает свое мнение в этом вопросе значительно чаще, чем у не-евреев. Ф.Рот в романе «Портной и его комплекс» рассказывает, как матери поджидали сыновей после Второй мировой войны, чтобы немедленно порекомендовать им «очень хороших девушек». Еврейские газеты публикуют брачные объявления, многие из которых помещаются родителями, как если бы они оставались необходимыми посредниками, особенно если речь идет о девушках. Еврейские родители во все века мечтали о набожном и образованном зяте. Хрупкий, слабый, анемичный, сутулый от долгого сидения над книгами юноша был вплоть до прошлого столетия идеалом сына Иакова: «Слабые руки и сильная голова». Такой юноша должен был решительно отказываться от брака с дочерью невежды и продать, если нужно, все, что у него было, дабы жениться на дочери ученого человека16. Один раввин советовал: «Не гляди на красоту девушки, посмотри, набожна ли ее семья»17.

У древних евреев браки заключались, как правило, между родственниками18. Эта традиция до наших дней сохранилась в еврейских общинах; в силу их замкнутости выбор всегда был ограничен, а сын родственников или ближайших соседей, из хорошо знакомой семьи и выросший на глазах, внушал большие надежды и избавлял родителей от многих неприятных сюрпризов в будущем.

В наши дни условия выбора супругов, разумеется, сильно изменились, однако кое-что из прошлого сохраняется. Так, несколько лет назад Верховный раввин Великобритании разъяснял, какими умственными и нравственными качествами должен обладать жених; невежду, по его словам, следовало немедленно отвергнуть19. Американские писатели, говоря о семье у евреев, подчеркивали, что хороший университетский диплом — лучший способ быстро и с обоюдного согласия заключить брак. Но сегодня молодые люди, которые сами выбирают будущего спутника жизни, хотят еще многого другого. Кино, телевидение, иллюстрированные журналы создают у них образ супруга или супруги, наделенных известным обаянием. Девушки мечтают о муже, созданном по образу и подобию Марка Спитца или Энрико Масиаса. И все же внешность не играет для еврейского жениха первостепенной роли. В брачных объявлениях, как и в объявлениях о поисках друга (а таких сегодня очень много в большинстве еврейских газет), мужчины и женщины гораздо реже, чем не-евреи, просят выслать фотографию, зато чаще спрашивают номер телефона, должно быть, для того, чтобы составить мнение о корреспонденте при личной встрече.

Эндогамия, хотя и в значительно меньшей степени, все еще сохраняется среди иудеев во многих странах. Евреи, уехавшие далеко от родных мест (в частности, из Марокко), нередко возвращаются в свои города, чтобы жениться там20. В некоторых еврейских общинах сохраняются и различные виды брачного остракизма, что благоприятствует эндогамии; так, ашкеназы (евреи из Германии и Центральной Европы) не вступают в брак с сефардами (евреями из Испании и с Ближнего Востока). Еще в начале 60-х гг. в Бельвиле бытовали стойкие предрассудки, с которыми сталкивались сефарды и ашкеназы, желающие вступить в брак друг с другом. Однако весьма скоро последовала «оттепель»: в 1966–1967 гг. 43% североафриканских евреев, вступивших в брак во Франции, женились на ашкеназах — процент более высокий, чем в Израиле21.

ОБРУЧЕНИЕ

У древних евреев обручение служило поводом для церемонии не менее пышной, чем свадьба. Как правило, обручение праздновалось за несколько месяцев до свадьбы22. Исключение составляли вдовцы и вдовы, обручавшиеся всего за месяц до свадьбы. Видимо, предполагалось, что им привычнее идея брачных уз или же что они стосковались по супружеству и им не терпится вступить в новый брак. На церемонии обручения подписывался контракт, так же, как и при заключении брака; если одна из сторон расторгала его, другая сторона имела право на компенсацию. Молодые объявлялись женихом и невестой и обязаны были хранить верность друг другу; измена приравнивалась к адюльтеру и сурово наказывалась.

Столь долгий промежуток между обручением и свадьбой позволял будущим супругам, которые до этого никогда не виделись или же были едва знакомы, узнать друг друга и сблизиться. Но встречались жених и невеста, как правило, в присутствии кого-нибудь из старших23. За восемь дней до свадьбы девушка получала от будущей свекрови ручные и кожные браслеты, которые символизировали ожидавшие ее цепи супружества. Хотя обручение и связывало молодых людей нерасторжимыми узами, оно, однако, не давало права на интимную близость. Близкие отношения до освящения брака церковью, разумеется, не одобрялись раввинами, хотя и не были наказуемы. Отметим, что в некоторых общинах они даже были нормой24. Так, в средние века на Сицилии и в Южной Италии большинство невест, далеко опережая свою эпоху, выходили замуж уже беременными25.

Еще сегодня в старозаветных еврейских семьях в США церемония обручения проводится за несколько недель до свадьбы. Родители составляют договор; затем у ног жениха и невесты разбивают тарелку для сбора пожертвований (во время брачной церемонии таким же образом будет разбит стакан)26.

В наши дни интимные отношения между женихом и невестой у евреев стали столь же обычным делом, как и у не-евреев. В Италии, например, по данным опроса доктора Сабателло, 40% женатых евреев призвались, что имели половые сношения с будущими супругами, а 20% женщин выходили замуж беременными27. Если этот факт бывает уже невозможно скрыть, некоторые раввины отказываются совершать брачный обряд. В январе 1965 г. одна еврейка из Балтимора написала в научный журнал по проблемам сексологии о том, как раввин, узнав о ее связи с будущим мужем, потребовал для брака медицинское свидетельство, что она не беременна28.

СВАДЬБА

В наши дни, как и в далеком прошлом, набожный жених в один из дней, предшествующих свадьбе, — как правило, в субботу, — отправляется в синагогу, где читает наизусть Тору и получает такие же благословения, как и в день первого причастия в 13 лет. Случается, что его сопровождает невеста, и тогда присутствующие в синагоге женщины осыпают молодую чету орехами и изюмом (это древние символы плодородия). Жених и невеста могут также пойти на кладбище, чтобы прочесть поминальную молитву на могиле одного из усопших родственников, однако раввины не рекомендуют следовать этому обычаю, считая его плохо совместимым с грядущим исключительно радостным событием29.

Благочестивые дела предваряют свадебную церемонию. Жених и невеста вместе читают Священное Писание, а у ашкеназов даже постятся, чтобы очиститься от грехов, в которых они должны покаяться. Невеста вступает в брак как минимум через 7 дней после менструации, приняв очистительную ванну. Если после этой процедуры прошло больше 4 дней, а свадьба еще не состоялась, необходима новая ванна. Все еврейки диаспоры строго следуют этому обычаю; во Франции раввин заключает брак только по получении свидетельства общины30. Если менструация наступает внезапно во время брачной церемонии, свадьбу тем не менее продолжают, однако затем молодоженам не позволяют оставаться наедине до истечения 7-дневного срока. Новобрачного повсюду сопровождает маленький мальчик, новобрачную — девочка, чтобы не дать им уединиться в укромном месте31. В наши дни в развитых странах, чтобы отрегулировать цикл и предотвратить несвоевременную менструацию во время бракосочетания, невеста за два-три месяца до свадьбы начинает принимать гормональные препараты32.

Брачная церемония совершается внутри синагоги или во дворе, под свадебным балдахином-хупой. Этот балдахин символизирует будущий семейный очаг и одновременно небо: бесчисленные звезды на небосклоне сулят молодой чете многочисленное потомство. В Нью-Йорке, где погода не всегда позволяет совершать брачную церемонию под открытым небом, сразу несколько церемоний проходят в огромном зале, увенчанном куполом. Проделанное в куполе отверстие позволяет видеть кусочек неба, призываемого в свидетели бракосочетания33.

В прошлом новобрачного, дабы он не забывал о грядущем дне смерти, одевали в длинный белый балахон, похожий на саван, а на голову возлагали мешочек с золой34. Сегодня жених, как правило, одет в обычный костюм, на голове у него либо ермолка, либо обычная шляпа. Новобрачная в свадебном платье во многих старозаветных общинах еще набрасывает на голову покрывало, скрывающее лицо; молодой супруг приподнимает его, в память об Исааке, приподнявшем покрывало Ревекки. Этот символический жест напоминает также о злоключениях Иакова, обманутого тестем (под покрывалом вместо Рахили с ним была обвенчана ее старшая сестра Лия): приподнимая покрывало, жених как бы избавляет себя от подобной неприятности.

Обручальное кольцо надевается на указательный палец невесты: предполагается, что именно этим пальцем она указала на своего будущего супруга. Новобрачные пьют освященное вино из одного стакана, который затем разбивают у их ног в память о разрушении Иерусалимского Храма. По обычаю, столь же распространенному как в Европе, так и на Востоке, каждый из молодых старается первым ступить на помост: тот, кто поставил ногу раньше, будет главой семьи35. Это напоминает обычай, принятый у китайцев: главой станет тот, кто в первую брачную ночь первым сядет на край супружеского ложа36. Спустившись с помоста, новобрачные с горящими свечами в руках во главе свадебного шествия 7 раз обходят вокруг хупы, после каждого круга один из родственников произносит благословение, как бы беря чету под свое покровительство.

Сразу по окончании церемонии молодоженов провожают в дом и оставляют в комнате одних, однако это не значит, что они сразу вступят в брачные отношения (за исключением случаев, когда замуж выходит вдова: как уже отмечалось, вдовы торопятся). Новобрачные же только готовятся таким образом к предстоящей интимной близости. В другой комнате тем временем раввины составляют брачный договор. Затем следует обед; за столом мужчины сидят отдельно от женщин. В меню неизменно присутствует рыба: считается, что она повышает плодовитость; в программу празднества непременно входят музыка и танцы. В Америке еврейские композиторы в наши дни пишут музыку, специально предназначенную для свадеб их единоверцев37.

По многовековой традиции танцевали мужчины и женщины также раздельно, нередок такой обычай и сейчас. Исключение составлял танец с платком: мужчины по очереди танцевали с новобрачной, держа натянутый платок между собой и нею. На традиционной еврейской свадьбе веселье достигает кульминации, когда мужчины поднимают невесту вместе со стулом, на котором она сидит, и кружат в танце; женщины проделывают то же с женихом. У американских евреев мать, которая женит последнего сына или выдает замуж последнюю дочь, принято увенчивать цветами и тоже кружить на стуле. Этот танец — венец исполнения ее материнского долга38. В общинах Северной Африки молодые гостьи иногда исполняют танец живота, что обычно помогает им здесь же найти супруга и себе, однако исполнение это достаточно целомудренно — они ведь девственницы.

Все это веселье приводит молодую чету в состояние, благоприятное для осуществления супружеского долга. В пожеланиях гостей содержится деликатный намек на предстоящее в скором времени радостное событие — рождение мальчика. В Курдистане новобрачной для верности дают подержать младенца мужского пола, а гости в это время хором кричат: «Да будет твой первый ребенок мальчиком!»39

К сожалению, еврейская свадьба влечет за собой большие расходы, которые не каждой семье по карману. В Алжире у богатых семей было принято одалживать свадебное платье бедным невестам. Часто свадьбы бедняков справлялись одновременно со свадьбами богачей, при этом богатые родители брали на себя все расходы40. Реформация иудаизма, широко распространенная сегодня в США, позволяет сильно упростить брачную церемонию: можно обойтись без предварительного поста, без разбивания стакана, без договора, а главное — без большого количества гостей, что обходится значительно дешевле.

Своей помпезностью и многолюдьем еврейские свадьбы могли в былые времена неприятно поразить воображение народов, среди которых жили евреи; возможно, они были одним из факторов, породивших антисемитизм. Так, например, императрица Мария-Терезия распорядилась, чтобы число гостей на таких свадьбах было ограниченно и чтобы приходили они по отдельности41. Некоторые брачные обряды евреев воспринимались священниками как антихристианские. Еще в 1895 г. аббат Пюиг в тексте, представленном на конкурс антисемитских проповедей, утверждал, что раввин по обычаю преподносит новобрачному яйцо, «запятнанное кровью Христовой»42. Действительно, в некоторых общинах было принято давать жениху выпить сырое яйцо как символ плодовитости, что и могло породить эту легенду. За упомянутый текст жюри под председательством Мориса Барреса присудило аббату золотую медаль.

Еврейские свадьбы неоднократно высмеивались. 26 сентября 1896 г. газета «Иллюстрасьон» в разделе светских новостей описала, как госпожа Эфрюсси, дочь барона Альфонса Ротшильда, поженила своих собак, кобеля и суку, по еврейскому обычаю. У «жениха» на голове красовался цилиндр, а «невеста» была наряжена в кружева; их поставили под балдахин, совершили все положенные обряды, а затем оставили вдвоем, совсем как еврейских молодоженов. Рассказ об этой собачьей свадьбе по-еврейски был воспроизведен во многих газетах правого толка.

ПЕРВАЯ БРАЧНАЯ НОЧЬ И МЕДОВЫЙ МЕСЯЦ

У древних евреев новобрачная, оказавшись на супружеском ложе, до утра не снимала покрывала с лица. Морис Бардеш, обычно весьма суровый к евреям, находил, однако, этот обычай замечательным: он отодвигает красоту на второй план43 и даже самая безобразная девушка может рассчитывать на жаркие объятия. Согласно Талмуду, жених в ночь после свадьбы освобождался от ежевечерней молитвы; не молился он и в последующие вечера, если еще не нарушил девственность своей юной жены44: чрезмерная набожность грозила снизить любовный пыл, столь необходимый для первой брачной ночи. Если в семье кто-нибудь умирал сразу после свадьбы, это (несмотря на предписанный 7-дневный пост) не отменяло дефлорации45, которая считалась самым священным среди священных актов. В Марокко этот акт становился священным вдвойне, т.к. свершался в канун шаббата46.

Кровотечение при дефлорации не могло помешать первому половому сношению, но поскольку это кровотечение приравнивалось к менструации, то влекло за собой последующее воздержание. Считалось (абсолютно произвольно), что длится кровотечение 4 дня, затем предписывалось еще 7 дней воздержания; таким образом, с первой брачной ночи до следующего полового сношения проходило 11 дней. Если после второго сношения кровотечение возобновлялось, то следовало еще 11 дней воздержания47. Даже если в первую свадебную ночь крови не было, новобрачному следовало поступать, как если бы было кровотечение; часто кровь появлялась после второго сношения, что влекло новую 11-дневную отсрочку, а там наступала и менструация — и снова воздержание. Такие долгие промежутки между сношениями в начале супружеской жизни до сих пор соблюдаются в наиболее религиозных общинах. Это учит правоверных евреев с первой интимной близости обуздывать свои инстинкты.

Благодаря столь долгим воздержаниям новобрачный мог постепенно посвящать юную супругу в таинства брака, что, разумеется, гораздо меньше травмировало девушку физически и морально, чем дефлорация у других народов, где подобные отсрочки не в обычае. Общеизвестная привязанность еврейской жены к мужу, должно быть, во многом связана с тем, что он щадил ее в начале супружеской жизни: девушка, чувствуя себя не только объектом плотских утех мужа, конечно, сильнее привязывалась к нему; его сдержанность говорила о самых нежных чувствах.

Постепенное посвящение в таинство половой жизни было тем более оправданным, что юная еврейка, очень мало осведомленная о физиологии, оказывалась в первую брачную ночь наедине с почти незнакомым мужчиной. Несколько лет назад одна израильская девственница отказалась принять своего супруга, утверждая, что не человек, а только Бог может подарить ей дитя48. В свое время Э. де Граммон поведал забавную историю о свадьбе барона Соломона Ротшильда: ему стоило большого труда в первую брачную ночь снять юную супругу со шкафа, куда она с испугу забралась49. Страшась минуты, когда она окажется наедине с мужем, новобрачная всячески старалась оттянуть ее. Х.Дюнан писал, как в Тунисе, когда невесту во главе свадебного шествия вели к дому жениха, она делала три шага вперед и два назад50.

С незапамятных времен у евреев существовал непреложный закон: невеста должна быть девственницей. Рассказывают, что, когда греки, а затем римляне заняли Палестину, их правители хотели пользоваться там, как и везде, древним правом первой ночи: правом на дефлорацию новобрачной. Согласно Талмуду, в те времена юных евреек выдавали замуж в среду; накануне девушка должна была провести ночь с высокопоставленным чиновником — игемоном51. Чтобы избежать позорной дефлорации и сохранить девственность невесты до первой ночи с супругом, евреи прибегали ко всевозможным уловкам: брак заключался тайно, и объявлялось о нем только после того, как муж совершал дефлорацию, или же, в виде исключения, допускалась близость между женихом и невестой до свадьбы52. Протест против права первой ночи был одной из причин восстания Маккавеев, чей успех евреи и сегодня отмечают как праздник53.

Члены многих еврейских общин и в наши дни требуют предъявления доказательств непорочности невесты. В Курдистане без этого брак даже мог быть объявлен недействительным. В одной из общин Курдистана кто-нибудь из родственников поднимался утром на крышу дома и выстрелом из ружья оповещал соседей, что дефлорация свершилась54. В мае 1968 г. на международном конгрессе в Тель-Авиве говорилось об обычае, существующем у самых старозаветных израильтян: невесту сажали над сосудом с освященным вином, и раввин по исходившему от нее запаху определял, непорочна ли она55. У черных евреев Эфиопии священник повязывает на лоб жениху яркую нитку; если невеста оказалась не девственницей, жених сохраняет эту нитку до утра56, в таком случае брак аннулируется: со вчерашнего вечера ничего не изменилось, новобрачная не заслуживала даже усилия, потребного, чтобы порвать тонкую ниточку.

Согласно Ветхому Завету, наилучшим доказательством непорочности невесты считалась ее рубашка или простыня с пятнами крови. Еще в 60-х гг. нашего столетия такие рубашки и простыни почти повсеместно вывешивались на всеобщее обозрение у евреев Востока57. Мать долго хранила это белье, чтобы при ссорах с соседками размахивать им как флагом в доказательство того, что она хорошо присматривала за дочкой, сохранившей чистоту до свадьбы. Однако в Европе еще во времена Талмуда выставлять напоказ окровавленные простыни не рекомендовалось58. В Алжире эта практика была официально запрещена лишь в 1887 г., однако на юге страны она сохранялась вплоть до 60-х гг. XX века59. В Ираке до изгнания евреев в Израиль простыни с пятнами крови непременно показывали родственникам, а также мудрецам60, которые были счастливы, что традиции не угасают.

Между тем статистика показывает, что в трети случаев дефлорация не сопровождается кровотечением. Одним из первых примеров может служить, очевидно, библейская Сара: ведь когда она рожала Исаака, пришлось разрезать ее девственную плеву, оставшуюся целой61. У девушки, едва вступившей в пору половой зрелости, более узкое влагалище и более крепкая плева, чем у взрослой, что, естественно, увеличивает вероятность кровотечения. Возможно, это одна из причин, почему у евреев и других восточных народов девушек выдавали замуж очень рано. Юный возраст новобрачной значительно затруднял дефлорацию; к тому же молодые мужья часто были склонны преувеличивать эти трудности в своем воображении, особенно когда окружающие всячески подчеркивали их. Например, во Франции в XVIII в. на еврейских свадьбах новобрачному давали пить лишь из сосуда с очень узким горлышком, если невеста была девушкой; если же она была вдовой, сосуд был с широким горлышком62. В Алжире ко лбу новобрачной специальной повязкой привязывали ключ, откуда и пошло название первой брачной ночи: «ночь открытия двери»63. Если войти в «дверь» было чересчур легко, неопытный супруг мог предположить, что она уже давно «открыта настежь». К тому же разбиваемый во время брачной церемонии стакан мог навести на мысль, что в «дверь» придется с грохотом ломиться; если же это оказывалось не так, супруг был разочарован.

Когда новобрачный обвинял жену в том, что она вышла замуж не девушкой, то «Синедрион», древнееврейский суд из 27 членов, должен был решить, обоснованно ли его обвинение64. Если оно не было справедливым, муж платил штраф — вдвое больше суммы, уплаченной за невесту, и получал сверх того 200 ударов палкой65. К тому же он лишался права развестись с женой, а если пренебрегал этим запретом, то его заставляли жениться на ней вновь66. Свадьбы у евреев, как правило, справлялись в среду, чтобы суд раввинов, заседавший по четвергам, мог сразу же рассмотреть возможную жалобу мужа. Бывали щекотливые случаи, например, если девушка имела до брака содомические отношения, а ее девственная плева при этом оставалась целой. Согласно решению раввинов, такие девушки сохраняли статус девственниц67, что говорит о снисходительности евреев к содомии. Что касается вдов и разведенных женщин, то здесь, разумеется, вопрос о девственности не стоял, поэтому они обычно выходили замуж в четверг,

Можно найти немало объяснений отсутствию кровотечения при первом половом сношении. Так, когда перед судом предстала новобрачная, у которой не было кровотечения, раввин-талмудист Р.Гамилель опросил всех женщин ее семьи и выяснил, что у всех первое сношение было «бескровным». Из этого он сделал вывод, что невеста была девственницей, чем немало обрадовал молодого мужа68. Имеются прецеденты и в Талмуде: например, в одной семье из Иерусалима все девушки потеряли невинность из-за привычки слишком широко шагать69.

Случалось и обратное: дефлорация оказывалась слишком трудной. Если дело было в чересчур прочной плеве, то еще в талмудические времена практиковалась искусственная дефлорация, хотя она и не одобрялась церковью70.

Свадебное путешествие не было принято у евреев в прошлом, и сегодня оно не в обычае в семьях, приверженных традициям. Молодожены остаются дома; в течение недели друзья и родственники берут на себя заботу о них, по очереди приглашая на обед в присутствии десятка гостей: как минимум столько человек необходимо, чтобы возобновить в конце обеда благословения брачной церемонии. Все гости должны быть веселы и радостны, чтобы доставить удовольствие молодой чете71. На этих обедах также непременно подается рыба — пища, повышающая плодовитость, и вновь намеками высказывается пожелание родить мальчика. В библейские времена еще одно обстоятельство немало способствовало счастью молодоженов: новобрачный освобождался от службы в армии, даже если шла война, и не направлялся ни на какие принудительные работы в течение нескольких лет.

Постоянное пребывание в течение недели среди родных и друзей позволяло молодым супругам со временем лучше узнать друг друга, избавляя их от длительного пребывания наедине. Такое постепенное вхождение в семейную жизнь под опекой старших — словно брачная церемония затягивалась на целую неделю — всегда было отличительной чертой иудаизма и способствовало прочности еврейских семей; с самого начала акцент делался на социальную и религиозную, а не на сексуальную сторону брачного союза.

СЕКСУАЛЬНЫЕ ОТНОШЕНИЯ В БРАКЕ



 
 

Мировые классики