Литературная курилка

Бесплатная библиотека онлайн


 

Поиск по сайту



 
 

Студенческие работы

 
 

Специальное меню

 
 

Евпатория сегодня

Новости и события Евпатории

добавить на Яндекс
Часть 4. Биология — это судьба

Помнится, в ранней молодости я начиталась Марии Арбатовой и решила, что быть феминисткой — это круто. Типа вокруг куча наглых мужиков, которые так и норовят ущемить мои женско‑человеческие права, и от них надо отбиваться ломом. Но потом мой жизненный опыт показал, что все эти неприкосновенные женские права — что‑то из разряда легенды о неуловимом Джо, который неуловим, потому что никто его не ловит. Никто из мужиков и не претендует на то, чтобы посягнуть на наши права. А мы все машем и машем ломом...

Неизвестная девушка с феминистического форума

Зря вы пишете про феминизм, — сказала мне Ада Баскина, когда мы сидели у неё на кухне и обсуждали самые животрепещущие проблемы, стоящие перед человечеством. — Вы рискуете стать знаковой фигурой для американских феминисток. Боюсь, визу в США после выхода книги вам уже не дадут.

— И хорошо. А то ещё феминистки нарядятся в белые колпаки и сожгут меня прямо у отеля.

— Даже колпаки надевать не будут. Потому что вы — преступник, а они — жертвы вашей ненависти. Заявят в полицию и вся недолга... Там не то что агрессивно высказываться против феминисток опасно, но даже публиковать научные работы, которые их не устраивают. Не так давно была шумная история. Один профессор — не помню его фамилию — опубликовал статью о том, что из‑за разной морфологии мозга у мужчин и женщин женщины хуже разбираются в точных науках... Какое великое открытие! Да кто же этого не знает?.. Тем не менее, выяснилось, что многие знать этого просто не хотят. Поднялась такая буря протестов, инициированных феминистками, что профессора просто уволили из университета.

...Не все науки одинаково полезны...

Не всякой наукой легко заниматься в Америке. Есть в США исследования почти запрещённые. Как только феминистки узнают, что где‑то собираются проводить исследования по изучению психофизиологическоих реакций мужчин и женщин, они тут же могут начать протестовать. На всякий случай: а вдруг будут получены «сексистские» данные — зачем лить воду на мельницу сексизма? Зачем нужные исследования, которые разделяют людей? Нужно объединяться всем вместе, жить в дружбе, взаимоуважении. И никого не притеснять. Если, конечно, этот «кто‑то» не белый гетеросексуальный мужчина.

Тем не менее, ещё до введения феминистической цензуры кое‑какие научные данные о разности в восприятии мира и способностях женщин и мужчин, девочек и мальчиков у психологов накапливались. И после обнародования всегда вызывали жесткую критику. Возмущённая феминообщественность требовала запретить эти эксперименты, их без проверки объявляли ошибочными или просто «перенормировали», то есть переделывали — вводили для девочек специальные коэффициенты, которые уравнивали результаты «сексистских» тестов.

Между тем, работ по природе женско‑мужских различий в период с 1950 по 1980 годы было проведено ни много ни мало — аж тридцать тысяч!.. Вот об этой «запретной» науке мы и поговорим в четвёртой части книги. Но сначала о других опытах — феминистических.

 
 

Мировые классики