Литературная курилка

Бесплатная библиотека онлайн


 

Поиск по сайту

Цены на ППУ СИП SIP панели из пенополиуретана Данный калькулятор выполняет расчет домов только в стандартном исполнении, а именно домов прямоугольной планировки. В стоимость входят все несущие элементы дома: стены, полы, перекрытия, перегородки, кровля, а также связующий деревянный брус. Присылайте техническое задание в виде заявки, если Вам требуется рассчитать стоимость домокомплекта по индивидуальному проекту.

 
 

Студенческие работы

 
 

Специальное меню

 
 

Евпатория сегодня

Новости и события Евпатории

добавить на Яндекс
И.Б.Зингер. ЕНТЛ-ЕШИБОТНИК
Оглавление
И.Б.Зингер. ЕНТЛ-ЕШИБОТНИК
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Все страницы

I

После смерти отца Ентл решила, что ей нечего делать в Яневе. Она осталась одна в доме. Разумеется, были люди, готовые поселиться у нее и платить за квартиру, да и шадхены то и дело стучались в дверь - предлагали женихов из Люблина, Томашева, Замостья. Но Ентл не хотела выходить замуж. Внутренний голос все время твердил ей: "Нет!" Выйдет девушка замуж, и что с ней происходит? Она сразу начинает рожать и растить детей. Да еще свекровь ею командует. Ентл знала, что не годится в жены. Она не умела ни шить, ни вязать. Жаркое у нее всегда пригорало, молоко выкипало, субботний кугель никогда не пропекался, а тесто для халы не поднималось.

Мужской образ жизни нравился Ентл гораздо больше, чем женский. Ее отец, реб Тодрос, мир его праху, много лет пролежал прикованный к постели, и все эти годы он изучал Тору вместе с дочерью, как будто она была мальчиком. По его распоряжению Ентл запирала дверь, задергивала занавески, и они вдвоем постигали тайны Пятикнижия, Мишны, Гемары и комментариев. Ентл оказалась способной ученицей, и отец не раз говаривал:

- Ентл, у тебя мужская душа.

- Тогда почему я родилась женщиной?

- Даже Небо иногда ошибается.

Ентл и внешностью отличалась от других девушек Янева - высокая, худощавая, широкоплечая, с небольшой грудью и узкими бедрами. В субботу после обеда, когда отец спал, она надевала его штаны, малый таллит, длинную шелковую капоту, ермолку, бархатную шляпу - и подолгу рассматривала себя в зеркало. Оттуда на нее глядел красивый смуглый юноша. У Ентл даже вился легкий пушок над верхней губой. Только толстые косы выдавали ее принадлежность к женскому полу - но ведь волосы всегда можно остричь. Постепенно у Ентл составился план, который не давал ей покоя ни днем, ни ночью. Она создана не для того, чтобы раскатывать скалкой лапшу и печь запеканки, чесать языком с глупыми женщинами и толкаться в очереди к мяснику. Отец много рассказывал ей об иешивах, о раввинах, об ученых мужах! Голова ее была набита талмудическими рассуждениями, вопросами и ответами, учеными изречениями. Тайком она даже покуривала длинную отцовскую трубку.

Ентл объявила торговцам недвижимостью, что намерена продать дом и уехать к тетке в Калиш. Соседки пытались ее отговорить, шадхены уверяли, что она сошла с ума, ибо куда скорее и удачней выйдет замуж здесь, в Яневе. Но Ентл настояла на своем. Она так спешила, что не торгуясь продала дом первому же покупателю и за бесценок спустила мебель. За все свое наследство она получила сто сорок рублей. И вот однажды ночью, когда Янев крепко спал, Ентл обрезала косы, заложила за уши пейсы и оделась во все отцовское. Затем, уложив в корзину кое-какое нижнее белье, тфиллин и несколько книг, пешком отправилась в Люблин.

Выйдя на большую дорогу, Ентл на попутной повозке доехала до Замостья, откуда снова двинулась пешком. По дороге она заночевала на постоялом дворе, где назвалась Аншелем, по имени покойного дяди. На постоялом дворе было полно молодых людей, отправлявшихся в обучение к знаменитым раввинам. Они обсуждали достоинства разных религиозных заведений - одни хвалили литовские иешивы, другие утверждали, что в Польше и учеба более серьезная, да и кормят лучше.

Ентл впервые очутилась одна в обществе молодых мужчин. Как не похожи были их разговоры на женскую болтовню! Но Ентл стеснялась вступать в беседу. Один из юношей рассказывал о сделанном ему брачном предложении и описывал размеры приданого, другой в это время пародировал раввина, читающего отрывок из Торы на Пурим, и добавлял от себя двусмысленные комментарии. Потом стали меряться силой, разжимали друг другу сжатые кулаки, пригибали к столу поставленные на локоть руки. Тут же сидел молодой человек и пил чай с хлебом, помешивая в стакане перочинным ножом из-за отсутствия ложки. Наконец один из юношей подошел к Ентл и хлопнул ее по плечу:

- А ты что молчишь? Язык проглотил?

- Нет, просто мне сказать нечего.

- Тебя как зовут?

- Аншель.

- Ишь, какой застенчивый. Ночная фиалка.

И молодой человек ущипнул Ентл за нос. Следовало ответить ему оплеухой, но у Ентл не поднималась рука. На выручку ей пришел парень постарше прочих, высокий, бледный, с горящими глазами и черной бородой:

- Эй, ты чего к нему пристал?

- Не нравится, можешь не смотреть.

- А вот я сейчас тебе пейсы пообрываю!

Бородатый парень подозвал Ентл к себе и стал расспрашивать, откуда она и куда держит путь. Ентл сказала, что хочет поступить в иешиву, только ищет такую, где поспокойнее. Парень дернул себя за бороду:

- Тогда идем со мной в Бечев.

Сам он учился уже четвертый год. Иешива в Бечеве небольшая, рассказывал он, всего тридцать учеников. Об их пропитании заботятся местные евреи, еды вдоволь, женщины чинят ешиботникам белье и стирают носки. Бечевский раввин, глава иешивы, - настоящий мудрец. Он может задать десять вопросов и на все вместе дать один ответ. Большинство ешиботников рано или поздно женятся на местных девушках.

- А почему ты ушел посреди учебного года? - спросила Ентл.

- У меня мать умерла. Теперь я возвращаюсь в иешиву.

- Как тебя зовут?

- Авигдор.

- А почему ты не женат?

Молодой человек почесал бороду:

- Это длинная история.

- Расскажи.

Авигдор прикрыл глаза рукой и задумался.

- Так ты пойдешь со мной в Бечев?

- Пойду.

- Тогда ты сам все скоро узнаешь. Я был помолвлен с единственной дочерью Альтера Вишковера, городского богача. Даже день свадьбы назначили. И вдруг я получаю обратно договор о нашем обручении.

- Почему?

- Не знаю. Видно, сплетники что-то наговорили. Я мог бы потребовать половину приданого, только это не в моем характере. Теперь мне сватают другую невесту, но она мне не нравится.

- А разве в Бечеве ешиботникам разрешается смотреть на девушек?

- Я ходил к Альтеру обедать раз в неделю, и к столу всегда подавала его дочь Хадасса…

- Она красивая?

- Блондинка.

- Брюнетки тоже бывают красивые.

- Нет.

Ентл присмотрелась к Авигдору. Он был худой, широкоплечий, с запавшими щеками, иссиня-черными пейсами и сросшимися над переносицей бровями. Он пристально смотрел на Ентл, уже жалея, кажется, что выдал свою тайну. Лацкан его длиннополого кафтана был разорван в знак траура, из-под сукна виднелась подкладка. Авигдор барабанил пальцами по столу и тихонько напевал себе под нос. За высоким нахмуренным лбом шла, казалось, напряженная работа.

Внезапно он сказал:

- Ну и пусть. Останусь один, только и всего.

II

По странному совпадению, как только Ентл - она же Аншель, прибыла в Бечев, ей выпало обедать раз в неделю у того как раз богача по имени Альтер Вишковер, на чьей дочери не довелось жениться Авигдору.

Молодые люди в иешивах обычно занимаются по двое, и Авигдор позвал Ентл себе в напарники. Он помогал ей в учебе. Кроме того, был он отличным пловцом, и предложил научить Аншеля плавать. Но Ентл всегда находила предлог, чтобы не ходить с ним на реку. Потом Авигдор предложил Аншелю поселиться вместе, но тот уже устроился ночевать у полуслепой старухи-вдовы. По вторникам Аншель столовался у Альтера Вишковера, и Хадасса подавала ему еду.

Авигдор всегда спрашивал: "Как она выглядит? Грустна она или весела? Не собираются ли выдать ее замуж? Упоминает ли она когда-нибудь мое имя?" Аншель сообщал, что Хадасса роняет тарелки, забывает принести соль и пачкает пальцы кашей, когда несет тарелку из кухни. Она вовсю командует служанкой, много читает и каждую неделю меняет прическу. Считает себя красавицей и непрерывно вертится перед зеркалом, хотя на самом деле вовсе не так уж хороша собой.



 
 

Мировые классики